6 мая 2010

Renault объясняет причины поломки машины Виталия Петрова


 

Дебютный Гран При чемпионата мира Формулы 1 закончился для россиянина Виталия Петрова сходом из-за поломки. О том, что же именно случилось с автомобилем Renault R30, рассказал технический директор команды Renault F1 Team Джеймс Эллисон.

— Как вы оцениваете выступление команды Renault на этапе в Бахрейне?
ДЭ: Я расстроен, что мы не набрали ни одного очка – это не вполне объективная оценка тех усилий команда на протяжении последних месяцев, да и скорость наших машин позволяла рассчитывать на большее. С другой стороны, мне нравится, что предварительные оценки собственной формы оказались верны – такое бывает нечасто. Мы реально могли претендовать в квалификации на шестое или седьмое место – что гораздо лучше, чем в конце прошлого сезона, а тем более его начале. Это показывает, что в техническом плане мы сделали шаг вперед.

— В Бахрейн команда привезла существенно обновленные машины. Как они показали себя?
ДЭ: По итогам предсезонных тестов было очень сложно судить об истинной расстановке сил, но мы делали собственные оценки того, где находимся в сравнении с соперниками. В Бахрейне выяснилось, что машина позволяет реализовать наиболее оптимистичные прогнозы. Наша конкурентоспособность в сочетании с собранными данными вселяет в меня уверенность, что обновление автомобиля принесло нам ту прибавку в результатах, на которую мы надеялись. Хотя трасса в Бахрейне довольно необычная – здесь очень мало быстрых поворотов – я уверен, что мы сможем сохранить тот же уровень результатов и на втором этапе в Мельбурне, или даже сделать шаг вперед.

— Что вы скажете о выступлении гонщиков на первом этапе?
ДЭ: Роберт Кубица вышел в финальную часть квалификации, но уже на первом круге гонки один из соперников врезался в него сзади. После этого гонщик был безупречен. Вообще, нам был очень нужен именно такой пилот: он работает, не покладая рук, как и все мы, и у него есть очень конструктивные идеи по доработке машины.

Виталий Петров выполнил все поставленные перед ним задачи. До начала сезона он провел всего несколько тестовых дней на сухой трассе – нам не везло с погодой. Потому уже на пятничных тренировках в Бахрейне он проехал едва ли не больше «сухих» кругов, чем за всю зиму и провел сессию результативно. Затем он уверенно вышел во вторую часть квалификации, и хотя там совершил ошибку, его результат был просто отличным для новичка. Учитывая весь тот прессинг, который лежал на плечах гонщика в дебютном Гран При, он великолепно стартовал, а затем очень стабильно проходил круг за кругом. Виталий явно претендовал в гонке на хороший результат – вполне возможно, на зачетные очки. 

— Виталий сошел из-за поломки подвески. Расскажите, что именно произошло?
ДЭ: На 11-м круге Виталий сообщил, что поведение машины изменилось, и он начал отставать от Рубенса Баррикелло, которого до того преследовал вплотную. Мы зазвали гонщика в боксы для предварительной проверки – и выявили проблему с рычагом подвески правого переднего колеса, которая вынудила нас снять машину с гонки. Дальнейшее расследование показало, что на первых кругах гонки, когда вес автомобиля был максимальным из-за полных баков, рычаг касался корпуса. Это привело к повреждению болта, которым крепился рычаг, к потере шайбы – и в итоге к сходу. У Роберта были чуть иные настройки подвески, и нам еще повезло, что он не столкнулся с той же проблемой. Очень обидно, что мы не смогли выявить этот дефект на предсезонных тестах. Разумеется, узел будет доработан к следующей гонке, и мы уверены, что подобное не повторится.

— Как формулируется задача на второй этап в Мельбурне: попытаться воплотить потенциал, продемонстрированный командой, в зачетные очки?
ДЭ: Именно так. Наша машина позволяет бороться за очки в каждой гонке. Если мы сохраним взятый темп в доработке машины – то я не вижу препятствий к выполнению этой задачи.